?

Log in



Кто сколько может и кому не жалко, скидываемся. Буду благодарен за помощь.

Яндекс 410014862406933

Visa 4276 3801 6023 9195

Qiwi 9646225355

Всем спасибо, заранее!

Народ.

Есть меня пара приятелей, хорошие люди, но дебилы. Давно, когда еще играли за МИЭП, мы все вместе пересеклись, и так или иначе гуляли, баб цепляли и так далее. Очень много проводили время в общаге при МИЭПе. Обоих зовут Дмитрий, вру, первого зовут Дмитро на украинский манер, и он всегда очень яро к у этому относился, поправляя людей, когда его называли Дмитрием. Мы часто у него засиживались наворачивали сало, и горилку с перцем разливали по кружкам. После института он вернулся в Киев, женился, работает, в общем все нормально у него. Дмитрий же остался в Москве, тоже женился, вляпался в ипотеку и «наслаждается» жизнью, с женой и двумя детьми. И вот недавно раздается звонок и знакомый голос с украинским акцентом, радостно заявляет, что он в Москве и хотел бы заехать в гости проведать. Я сказал, что вечером буду, назвал адрес и мы распрощались. Read more...Collapse )

Часы.

Страну лихорадит от волны подростковых самоубийств. Детишки, зажравшись в конец, режут себя или прыгают с феном в ванную, наполненной водой, кто-то подражает Анне Карениной и сигает под электрички. В общем развлекаются. Находят какие-то говно группы, паблики и вперед. Видите ли, никто не понимает их, тяжко им, блядь в этом мире, где им родители жопу вытирают и покупают все что они хотят. Истеричные бездарные уебки, которые в жизни палец о палец не ударили мнят себя хрен знает кем.

Есть у меня приятель, знаю я его черт знает сколько времени, в свое время он внедрял мою программу в систему гостиницы «Россия», через которую потом воровали бабло. Он не плохой компьютерщик, сам из Дубны, но, когда родилась дочка у него, они перебрались в Москву. Зарабатывает он хорошо по нынешним меркам, зона комфорта как говорит Ларка более чем приличная. И вот недавно пришлось к нему обратиться с просьбой, пересеклись с ним в кафе. Обговорили дела и за жизнь начали разговаривать. Read more...Collapse )

Дыхание.

Аэропорт полон народа, люди спешат перед Новым годом улететь и прилететь, как ангелы с небес спускаются самолеты и тут же поднимаются обратно, унося на своих крыльях песчинки с сердцами в разные уголки земного шара. Легкий снег посыпает взлетную полосу и подъездные пути к аэропорту. В воздухе ощущается напряжение перед долгожданным звоном бокалов и ожиданием, предвкушением чего-то нового. Надежда на лучшие заставляет сердца биться в унисон, подгоняя пассажиров. Посередине зала стоит пара, она держится за лацкан его пальто и молча смотрит в глаза. Бурная река из людей обтекает их как скалу. Они как колос, который незыблем и неразрушим, безмолвны в своем единение душ и судеб.
- Ну, ты чего? – улыбается мужчина.
- Новый год, а ты улетаешь.
- Скоро прилечу обратно. Работа, ты же понимаешь, родная.
- Я все понимаю, но почему именно под Новый год? – продолжает она теребить лацкан пальто.
- Так получается – обнимает он ее, вдыхая аромат ее волос, смешанный с морозным воздухом, который еще остался после улицы. Он вдыхает и замирает.
Девушка начинает улыбаться…
- Что такое?
- Ты такой забавный, всегда замираешь, когда вдыхаешь. Почему?
- Я. Я не знаю – улыбается он.
- Расскажи?
- Я боюсь тебя потревожить дыханием…
- Как это?
- Когда ты спишь, к примеру, я боюсь лишний раз дышать, чтобы не потревожить тебя. Я всегда тихонько укрываю тебя, потому что ты раскрываешься по ночам, боюсь лишний повернуться, чтобы не разбудить. Видно уже привычка – улыбнулся он.
- Родной – крепко она прижилась она к мужчине, и он почувствовал, как учащённо застучало ее сердце.

Людской поток продолжает наполнять аэропорт. Лица и разнообразная речь, как огромный муравейник, в котором собраны все национальности и вероисповедания, и только они стоят особняком от всех. Их как будто тут нет, как будто нет мира, нет вселенной, а есть только они.
- Мне пора.
- Не уходи.
- Милая, пару дней и я дома. Лучше скажи, что тебе привезти из Берлина? Что-нибудь санкционное и запрещенное? – подмигнул он.
- Себя мне привези – поцеловала она его, и он почувствовал вкус ее помады и нежность губ – И пообещай?
- Все что угодно!
- Не сдерживание свое дыхание мне нравится, когда оно укутывает меня.
- Люблю тебя.

Она смотрит, как он вместе с другими пассажирами удаляется на посадку. Смахнув слезу, которая неожиданно накатила, девушка удаляется из аэропорта, берет такси и едет в сторону дома.
- Люблю тебя – пишет она ему СМСку и начинает смотреть в окно, разглядывая прохожих и красочные витрины праздничного города.
- И я тебя, скоро взлетаем, долечу, позвоню. Мое дыхание всегда с тобой – приходит ей сообщение на телефон.

В городе зимние пробки, водители спешат все успеть, закончить все дела перед Новым годом. Спешат, как вшивые в баню. Спешат, чтобы войти в Новый год чистыми, чтобы опять за год погрязнуть в проблемах и снова спешить под конец года. Вечная погоня за собственным хвостом.
- Пробки – вздыхает водитель – Вы очень спешите? Заявленное время не получится.
- Нет, не спешу.
- Хорошо. Новый год все бегут по делам.
- Как всегда – не отрывается девушка от окна.

Самолет набирает высоту и устремляется в темное небо. Пассажиры переговариваются или просто молчат, шумят несколько детей в салоне. Аэропорт и город огней остается позади. Где-то там в этих огнях стоит машина, в которой сидит девушка и спонтанно начинает молиться, закрывая глаза, водитель поворачивается к ней.
- Что с вами? Вам плохо?
- Все в порядке…Спаси и сохрани его – шепчет она про себя, как будто чувствуя то, что самолет уже дал крен.

В салоне началась паника, стюардесса, бегая по салону просит всех пристегнуться, поясняя что ситуация штатная. В этот момент пилоты сообщают диспетчеру о том, что ситуация нештатная. Начинается тряска, сквозь крики взрослых был слышен плач детей, которые видели напуганных людей. Мужчина сидит, закрыв глаза, как будто все понимая, но неведомая сила окутывает его, он знает, что скоро конец, но ему не будет больно. Он чувствует на губах ее помаду, чувствует ее запах, прикосновение и биение ее сердца.

По большому радиусу раскиданы обломки самолета, валяются вещи, останки самолета. Люди уже спешат к месту падения, службы уже подняты по тревоге, а СМИ в срочном порядке сообщают о разбившемся рейсе, летевшим на Берлин. Водитель делает радио громче.
- Трагедия какая – вздыхает он и опять оборачивается – Перед ним лицо, которое не выражает никакой эмоции, как будто на заднем сиденье сидит мертвец – Вы. У вас там? – пытается подобрать слова водитель – Не волнуйтесь, может в живых остались…
Но она никак не реагирует, чувствуя и понимая все. Как будто из нее вырвали все, оставив пустую оболочку. Она даже не может закричать, что-то сковало голосовые связки, разбило сердце и вынуло душу.

Спустя минут 30, такси наконец-то подъезжает к дому.
- Извините, мы приехали – поворачивается снова водитель к девушке, она все так же сидит не шелохнувшись. По радио уже сообщают, что предварительным данным не выжил никто.
Машинально она лезет в сумочку и протягивает кошелек.
- Нет, нет, нет – отнекивается водитель – Я сейчас – он выскакивает из машины и открывает ей дверь - Я помогу – подает он ей руку – Провожу вас, вы в какой квартире живете?
- Мы жили в 148…
Он наспех закрывает машину и придерживает ее, они медленно идут к подъезду.
- Ты куда пошел? Как ты машину бросил? – кричит им вслед водитель, которому перекрыли проезд.
- Потерпите минут 10! – объясняет водитель такси.
- Какой 10? Охренел!
Но мужчина уже не обращал на него внимания. Они вошли в подъезд и поднялись на этаж.
- Может скорую вызвать?
Девушка помотала головой.
- Спасибо – открыла она входную дверь
- Может быть…- волновался водитель.
- Спасибо – на автомате она захлопнула дверь и остановилась в коридоре.
Таксист, вздохнув и перекрестившись, пошел обратно к лифту.

Квартира пуста. Девушка, не раздеваясь, проходит в комнату и осматривается по сторонам, включает телевизор, скидывая шубу на пол. Там показывают место крушения, сообщают номера горячих линий и психологической помощи. Она падает на колени, и дикий крик зарывает звук из телевизора в клочья.

На Новогоднем столе, все, что он любил и его фотография со стопкой и черным хлебом, во главе этого стола. Куранты бьют полночь и за окном слышны радостные крики и звуки салюта, она сидит и не отрывается от его улыбки на фотографии. На ней красивое праздничное платье, которое он ему очень нравилось. Она встает и подходит к окну, рассматривая город, который утопает в радости и ликование. На ее глазах появляются слезы, алмазными крупицами они падают на подоконник, образовывая соленые озерки. Неожиданно ограничитель срывается, и окно распахивается, в комнату врывается ветер и окутывает ее. Он не холоден, несмотря на зиму, он какой-то теплый и родной, как его дыхание. Он ласкает ее плечи и шею, лицо и руки, она как будто растворяется в нем и слезы перестает капать. Шепотом проносится в ее голове:
- Я же говорил, что мое дыхание всегда будет с тобой. Спасибо тебе, мне не было больно, и я очень люблю тебя…

Посвящается всем погибшим при крушении Ту-154, в особенности доктору Лизе (Елизавете Глинке)

***
Их слова, взгляды, дыхание, смех - всегда с нами. Просто мы расстаемся с ними на время…

Сухой закон.

По стране идет новость. Товарищи в Иркутской области в составе 41-го человека склеили ласты от настойки боярышника. Еще 18 человек сейчас примеряют белые тапки. Как водится в нашей стране, собрали экстренное совещание, собрание, заседание и начали в авральном режиме все запрещать к херам собачьим, не разбираясь в деталях. Предлагают запретить все спиртосодержащие жидкости, которые есть в аптеках. В этот список попадут и валокордин, и различные настойка валерианы, а может и йод, туда внесут. Короче говоря, из-за 50 ти долбоевов, начнут помирать старики, потому что именно они ориентированы на дешевые настойки, валокордин и так далее. Очередная дебильная программа по борьбе с бухлом.

Пить в России будут всегда! И пить всегда будут все что горит. Ели гипотетически представить, что спирта в стране не останется вообще, то пить начнут нефть и углем будут закусывать! В деревнях, да и в городах, когда ввели сухой закон давным-давно, перестали продавать сахар, чтобы не гнали самогон, народ и тут не растерялся. Пили одеколон, в народе флакон одеколона называли фуфырем. Он был разный. Огуречный, Тройной, Саша или Наташа. Причем закадычные фанаты фуфырей утверждали, что Саша круче, чем Наташа и сметали с прилавков магазинов именно Санька. Помнится, в местном сельмаге даже ограничения вводили на Шурика, не больше пяти фуфырей в одни руки. Пили все. Тормазуху, в пиво пшикали диклофосом, прожжённые сабжи утверждали, что он усиляет градус, а так же после такого коктейля можно посмотреть бесплатные мультики. Бухарики ходили зеленые как гогурцы, но их это не ебало, жужжали они очень долго, кто-то даже до 80-ти доживал и ни одна зараза их не брала. Правда, развелось огромное количество мух, потому что весь дихлофос так же сметался с полок магазинов.

Типичный случай того, что нашим люди в порыве долбоебизма и желания выжрать ничего не страшно произошел в одной из областей необъятной. Чувак выжрал антизамерзайки и склеил ласты. Его кореша и подруги, зная от чего от помер устроили по нему поминки, причем пили на этих поминках ту же самую незамерзайку, в составе 7 или 9 человек они к нему присоединились в вечном покое и месте, где наливают на халяву. Пили все и всегда, причем в том же совке жрали даже больше, чем сейчас. Отец работал в ИОХе (Институт органической химии), он рассказывал, что там бухали все от профессоров до уборщиц. Один лаборант каждый день приходил на работу трезвый, а к вечеру буквально выползал, причем никто не видел, чтобы он пил. Что он придумал. В охотничий ремень, где предусмотрены отверстия для патронов, он вставлял пробирки со спиртом, который, тут же не отходя от производства и пиздил. В течение дня он эти пробирки втихаря осушал и к вечеру вуаля: Шумел камыш, деревня гнулись...

Как только наше государство не боролось с бытовым пьянством: запрещало, закрывало в ЛТП, заводила уголовные дела, песочило на собраниях, выносило на обсуждение и осуждение. Государство уничтожало вино-водочные заводы, боролось с серым алкоголем, вырубало виноградники, последний запрет, который ввели это запрет на продажу алкоголя ночью. Один хер, пьют, пили и будут пить. Мы как настоящие мыши, жрем кактус, который колется. А мыши, как известно одни из самых древних животных на планете. Можно сколько угодно рыться в причинах, почему мы продолжаем пить и не просто пить, а пить всякую гадость, сетовать на климат, традиции, распиздяйство и так далее, но основных причин две: отсутствие работы и занятия в малых городах и селах и тотальный беспрепективняк у людей в городах. Первые пьют от того, что жизни нет и работы нет, а вторые пьют, потому что социальных лифтов нет, и денег хватает ровно на коммуналку, кредиты, жратву и пару труселей.

До кризиса многие мои знакомые реально на что-то копили, на тот же курорт, машину, пусть и кредитную, на ипотеку и так далее, когда рубль упал, как всегда, а цены полетели вверх, они поняли, что их жизнь складывается по принципу - никогда не бегай за женщиной и автобусом, все равно не догонишь, только в роли женщины и автобуса выступает инфляция. Теперь конечно же запретят все эти настойки, устроят шмон по всем аптекам страны, позакрывают половину, или аптеки сами позакрываются, потому что большая часть из них работает как раз на дешевых лекарствах и на валокордине. Отчитаются, что все отлично, и не пройдет и месяца, как в очередной области кто-то отравится какой-нибудь фигней. Почему? Потому что запретительными мерами еще ни одну проблему в мире не решили, а в России тем более, наглядный пример введение 0.0 промили. Как бухали за рулем, так и бухают и в хрен не дуют, сбивая всех подряд. Любой человек, по сути, максималист, нужно давать альтернативу людям, а не запрещать, потому что чем больше запрещают, тем больше хочется…

Улыбка.

Суровая зима, пришедшая как всегда из неоткуда, вытирает лица, превращая нас в серую массу. Пуховики и шубы, утепленные куртки и дубленки согревают тела, но не согревают души, уставших и вечно спешащих сограждан. Постоянное раздражение сменяется откровенной агрессией, негатив захлестывает наши умы и разбивает сердца на осколки. Мы как маленький Кай собираем из них слово: «вечность». С таким же холодным лицом стремимся к ней, и уходим в нее, в конце концов, оставляя лишь прохладу от наших душ.

Я периодически встречаю его на районе, когда гуляю с собакой или иду в магазин, сколько ему лет я не знаю, по его вечно молодому лицу трудно определить возраст. Иногда я вижу, как он подкармливает кошек и угощает свежим хлебом различных птиц. Он всегда приветлив и улыбчив, несмотря на время года и те обстоятельства, которые сложились в его жизни. У него горб, огромный нос, небольшой рост и походка с явными признаками ДЦП. Все что можно Бог отнял у него, но дал самое главное, то чего нам всем так не хватает. Он наградил его добрым сердцем и чистой душой, составляющими, которых у большинства прямоходящих и успешных давно уже нет. Они растеряли их в потоке дней в погоне за мнимым счастьем.

В отделении Сбербанка полно народу. Все суетятся и спешат. Он стоит в легкой курточке и дует себе на руке, замечая меня, он улыбается знакомому лицу:
- Холодно – по-детски произносит он.
- Зима… - вздыхаю я
- Так неожиданно! Но красиво – с запинками произносит он, снова улыбаясь и рассматривая людей.
- Да, мать вашу! Нельзя ли по быстрее – нервничает какой-то мужик – Вечно у вас тут бардак.
- А, правда если зима суровая будет, то лето обязательно жаркое?
- Да. Примета вроде такая есть – пожимаю я плечами.
- Это хорошо.
- Действительно сколько можно! Полчаса уже с этим талоном стою! – начинает возмущаться женщина в длинной шубе.
- Да, пиздец! Каждый раз одно и тоже – продолжает бубнить мужик.

Народ с каменными лицами тоже недоволен, но большинство просто молчат и вздыхают. Из-за сокращения персонала в Сбербанке коллапс, а банкоматы по приему платежей работают из рук вон плохо. В лучшем случае один из трех, а если учесть, что их все три, то вывод складывается неутешительный.
- Ну, зачем вы все ругаетесь? – улыбается он и кутается в свою курточку – Хотите я вам свой талон отдам, если вы очень спешите? – протягивает он мужику небольшую бумажку с номером.
- Не надо мне ничего от инвалида. Ты вообще бы мог без очереди пройти. Чего ты тут стоишь? – раздраженно произносит мужик.
- Я не инвалид – качает он головой.
И действительно глядя в его глаза понимаешь, что мы тут все скорее инвалиды, чем он. Неблагодарные инвалиды, которым дадено многое, но вместо того, чтобы пользоваться этим, мы просто прожигаем наши жизни, растрачивая в агрессии и злобе.
- Улыбнитесь, успокойтесь – улыбается он своей детской улыбкой.
- Тут рыдать хочется!
- А, хотите новый анекдот!?
Люди неодобрительно косятся на него. Им не до анекдотов, ведь у всех «важные» дела, все очень заняты.
- Только он политический – подбирает он слова и на выдохе начинает его рассказывать - Утром 8 ноября Хиллари сказала Биллу Клинтону: "Сегодня ночью два президента США будут спать вместе". Когда же она вернулась ночью домой, Билл спросил: "Ну что, Трамп сюда приедет, или мне к нему?"

Мужик начинает смеяться, забыв про то, что опаздывает, улыбается и суровая женщина. На несколько секунду зал, где ожидают своей очереди клиенты банка, наполняется улыбками. На эти несколько секунд сердца оттаивают и души улыбаются. На эти секунды исчезает зима и холод, как будто нет этих снежных заносов, пробок, очередей и толчеи.

Улыбается и он, как всегда своей детской улыбкой. Как маленькая Герда на секунды он смог растопить холодные сердца, дав им немного теплоты, которой так не хватает в заснеженном и суровом городе…

Гражданин США.

Второй день, второй день подряд меня долбят различные полудурки темой выборов в США. Я всегда наивно полагал, что мои знакомые как минимум не глупые люди, ан нет, я оказывается ошибался. Их реально волнует, кто там будет президентом в США. Ни собственный карман их волнует, ни повышение налогов и акцизов, ни то, что у нас все разваливается на глазах, их, твою мать волнуют сраные выборы в стране, в которой они не были никогда, да и не будут, потому что у них даже на перелет туда денег нет, да и визу хрен когда они туда получат. Хотя одного приятеля понять можно, он там живет с января прошлого года.
Пять утра! Мать твою, пять сраных утра по Москве истошный звонок. Я только после жесточайшей простуды с подозрением на воспаление легких, начинаю кашлять на всю комнату. Надин начинает меня пихать ногами, бурча, что я уже достал колобродить по ночам. Тихонечко встаю и выхожу на кухню.

- Але!
- Саня ты видел это? Видел?
- Что видел, Миша? У нас 5 утра!
Приятель явно навеселе, отмечает выборы с широким русским размахом.
- Трамп выиграл!
- И чего мне с этого? – зеваю я, почесывая живот и смотря на заснеженную Москву.
- Ты не смотришь телек что ли? У тебя же есть кабельное!
- Я по телеку только Дискавери смотрю, как машинки переделывают и золото добывают.
- Все смотрят!
- Кто все?
- Да все, все! Это сенсация понимаешь?!
- Миша, мне по херу.
- Все теперь изменится!
Мне почему-то сразу вспоминалась эйфория Энди Марша из мультика Южный парк, когда он праздновал победу Обамы, а с утра проспавшись, понял, что не хера не поменялось.
- Ладно, я побежал на улицу, а ты сиди, смотри CNN!
- Уже бегу, роняя тапки – зевнул я
- Завтра напишу тебе – на заднем фоне слышны радостные крики америкосов.
- До связи, республиканец хуев!
В трубке возникает пауза. И приятель, как змея шипит на меня:
- А, ты что за Клинтон был?
- Да, мне по хую за кого, я не гражданин США, мне в своей стране бы разобраться. Все, отбой, не пей много, а то не увидишь Рая, который вам ваш Трумп выстроит!
- Он Трамп!
- Немецкий учи, он потомок немецких эмигрантов – вешаю я трубку, отключаю телефон и бреду обратно в кровать.

Но этого новоиспеченного американского дурачка еще можно понять, но когда с утра меня начал грузить приятель по дороге на работу этой херней, я чуть в осадок не выпал. И как бы я не старался переключать радиостанции, везде была одна и та же тема.
- Это хорошо, что Трамп выиграл!
- По херу – смотрю я в окно, наблюдая, как мы ползем в пробке.
- Как тебе может быть по херу? Если бы Клинтон пришла к власти началась бы Третья Мировая война.
- По херу!
- Тебе детей наших не жалко? – Серега пристально посмотрел на меня.
- На дорогу смотри! И у нас с тобой детей, слава Богу нет.
- Я не в этом смысле, не прикидывайся шлангом.
- Да не волнуют меня США, понимаешь? Меня волнует, как ноги с голодухи в собственной отчизне не протянуть, как лекарства купить, как ребенка на зиму одеть, как она будет учиться с нашим образованием. Как мне Трамп поможет в этом?
- Он может отменить санкции и все наладится!
- Ты дурак? Ты реально полагаешь, что цены в магазинах снизятся, потому что в Америке теперь Трамп?
- Это ты дурак, ничего не видишь дальше своего носа. Ты наверняка за Клинтон был, вот и злишься.
- Да по хрену мне за кого! По хрену!
- Типичная позиция пятой колонны и нашим и вашим – фыркнул Серый.
- Хорошо! Поворот не проеби, колонна…

Мы подъезжаем в кафе, где должны встретиться со знакомой, которая передает нам документы. В кафешке народ сидит и смотрит на огромный телек, по которому по всем каналам обсуждают выборы в США. Присаживаемся за стол, приятель не отрывается от экрана:
- Смотри, с каким отрывом он выигрывает!
- Пофигу – разглядываю я солонку и сахарницу.
- Это хорошо, что Трамп выиграл, теперь все изменится! – вещает мужик за соседним столиком.
- Точно! – поддерживает его Серега – Мир теперь поменяется, будет две сверхдержавы.
Я лишь закатываю глаза.
- Что?
- Ты не согласен?
Сука, прямо сказка о волшебной щуке. Сидят Емели на печи и ждут, пока щука им все даст, причем уникальность в том, что щука эта даже не своя, она заграничная.
- Пофигу…
В кафе заходит приятельница и сходу выдает:
- Вы видели уже? Трамп выиграл! Я вчера до шести утра не спала, ни хрена не выспалась…
- Еще одна – буркнул я.
- Чего? Ты за Клинтон что ли был? – прищурилась она.
- Да не за кого я!
- Вот из-за таких как ты мы и в кризисе. Им на все насрать – заказывает она кофе.
- Да! Но Трамп с Путиным выведут всех из кризиса, и все наладится – вмешивается в разговор Серый.
- Обязательно. Побегу сейчас место на крытой парковке бронировать.
- Зачем?
- Ну, как! Бентли то я свое новое куда-то должен буду ставить. Да и сейф надо прикупить, чтобы золотые слитки там хранить – усмехнулся я.
- Зря смеешься. Наступает новая эра!
- Тань, ну чего ты с ним разговариваешь? Он ни черта не понимает. Зашоренный. Или на работе, или в больнице, или в рассказах своих тупых, не понимает глобальных вещей.
- Не понимаю. Туп. Каюсь – вздохнул я.
- Все, все тихо! Сейчас погромче сделают, там речь Трампа – показывает на экран Серый.

И такая дребедень целый день, то олень позвонит, то газель. И у всех одна и та же тема. Ближе к вечеру приползаю домой, Надка уставившись в телек смотрит какое-то политическое шоу, я чтобы не выглядеть идиотом ухожу в другую комнату и утыкаюсь в ноутбук. Раздается звонок из Нью-Йорка:
- Привет! Как ты там?
- Нормально.
- А у нас тут все кипит. Когда приедешь в гости, страну не узнаешь!
- Чего я там забыл? Я и так гражданин США.
- Не понял? Чего за чушь. Как это ты гражданином США из России стал?
- Молча. У нас про ваши выборы говорят больше, чем у вас. Все считают, что Трамп нам тут дороги будет строить, промышленность наладит, медицину возродит. Айфоны наверно по себестоимости будут. Ждем Рая. На хер нам в США лететь? Будем ждать, когда манна небесная посыплется на нас.
- Зря иронизируешь, все это очень важно и серьезно!
- Не спорю, но я немного занят, потом наберу. Мне надо зимние ботинки для дочери найти, сам понимаешь, не может же она босая по снегу ходить и ждать пока Трамп нам их пришлет.
- Знаешь что?
- Ай…
- Ничего ты не понимаешь! Когда поймешь, поздно будет – обидчиво кладет трубку приятель.
Какое счастье, что я ничего не понимаю – вздыхаю я, смотря как вечернюю Москву, которую засыпает снегом.

Российская нация.

Завтра блин праздник всея Руси, день народного единства. Типа в этот день мы все неебически едины и счастливы. К празднику, как правило, делают подарки, вот и руковдство страны решило сделать нам всем подарок. И не один, а три как минимум! Первый подарок это конечно митинг, некий суп, в котором все будут вариться добровольно-принудительно, второй подарок – это памятник князю Владимиру. Тут надо разобрать поподробнее. Чувак был князем Киевским, что как бы намекает. Данный сабж причислен к лику святых и очень почитается во всем Православном мире. Но Православный мир умалчивает несколько деталей. Князь бухал как рота бомжей с Курского вокзала, трахал все движется, по историческим данным в каждом городе или селе у него было по бабе, только официальных жен у него было 10. Даже после принятия Православия он сохранял многоженство, конечно же, исключительного для себя любимого. Количеству убитых данным сабжем людей, позавидует сам дьявол. Так на одной из попоек он убил одного из вояк, только за то, что тот посмел уснуть. И так далее и тому подобное. Ну и третий подарок, как вишенка на торте, десерт так сказать, это принятие закона о российской нации.

Что это за хрень и с чем ее едят? Это бомба! На высшем уровне реально озаботились тем, что мы все неправильно живем, поэтому решили нас осчастливить и сделать из нас одну большую российскую нацию. Закрепить это все в конституции и поставить президентскую подпись, а затем еще провести год единства российской нации! Первая попытка сделать из нас общее стадо появилась задолго до нас. Тогда из всех сделали советских людей. Получили 91-ый год когда все советские народы быстро съебнули из общей коммуналки по своим квартирам, пусть и малогабаритным, но своим. Потом из нас делали россиян, получили две войны в Чечне и теперь всем миром платим туда дань, кстати, в следующем году она будет увеличена в разы, Рамзану на новые «игрушки» не хватает. И вот попытка номер три, теперь мы не советские, не россияне, теперь мы будем российской нацией! Звучит то блядь как, аж в животе начинает ныть и глаз дергается от такого словосочетания. Подходит к вам человек и спрашивает: Ты кто будешь, мил человек? А вы ему, хуяк: Я российской нации человек! После этих слов вы его еще долго не увидите, будет вас за три квартала обходить.

У меня куча знакомых различных национальностей и я не хочу их оскорблять таким ужасным словосочетанием. И я пиздец как не хочу быть человеком российской нации! Не хочу целый год сливаться в патриотическом экстазе с российской нацией. Я вообще не фанат групповухи, да еще и с непонятным исходом, не понятно то ли тебя, то ли ты. Хотя все что исходит от государства, автоматически предполагает ситуацию, что иметь будут именно тебя, во всех позах, и во все дыры. Только у нас государство даже карман твой выебать может, изобретательное оно у нас, сплошные ролевые игры. В этот раз нам досталась роль российской нации. Целый год нас будут иметь собраниями, митингами, лозунгами о том, что мы все едины, что мы все друг друга пиздец как «любим». Особенно ярко эта любовь проявляется в пробках, на парковках, и в метро в часы пик. Ну, так все друг друга любят, что мочи нет! От такой большой любви наверно и хуячат друг друга по мордасам, то тут то там. «Ты мужик козел, что наступил мне на ногу и не извинился, но я тебя люблю, ведь мы человеки российской нации, поэтому получи в дычу за просто так, бесплатно!»

Чем блядь нас только не пытаются склеить! И скрепами духовными нас пиздячили, и гимном намазывали и на митинги сгоняли, не клеится ни хуя, хоть убейся об Кремлёвскую стену. Все равно на бытовом уровне, то тут-то там: чурки, чучмеки, жиды, маскали, хохлы, бульбаши и так далее. Вспоминается эпизод из фильма Ширли Мырли, где три брата близнеца, рожденные от евреев спорили между собой, утверждая, что один из них русский, второй еврей, а третий цыган. И самое уникальное, что каждый из них был прав, потому что все выросли в разной среде, со своими традициями и устоями. Я хочу приезжать к знакомому узбеку и есть его шикарный плов, а не к гражданину российской нации; я хочу приезжать к украинцу и есть сало с горилкой и перцем, говоря на мове, я не хочу есть сало с гражданином российской нации; я хочу травить хохмы с евреем и соревноваться с ним в игре: кто кого быстрее наебет, не интересно это делать с гражданином российской нации, я хочу приезжать к приятелю армянину и есть шашлык, выслушивая в миллион первый раз его обещания по поводу экскурсии по Еревану, но не сможет мне гражданин российской нации пездеть про экскурсию десятки лет; я обожаю общаться и встречаться с русскими людьми: тверчанами, ковровчанами, вологодцами, у которых свой говор, свои традиции, свои тараканы в голове, в конце концов. Ну не хочу я балакать с гражданином российской нации, потому они все идиоты! Потому что только идиот не знает своих корней и не уважает свою национальность.

И я их всех люблю, потому что для меня они, прежде всего цельные люди многими уважаемые, а не просто какие-то товарищи из российской нации. Если человек скот, то как его не обзови, он скотом и помрет. Можно в сотый раз наклеить на всех ярлыки от Калининграда до Владика, всех подвести под одно определение, даже можно в паспорта эту дурь вписать, ни хуя не изменится пока мы не будем замечать элементарных вещей. Например, как дворник узбек драет каждое утро дороги, бесплатно помогает старухам и старикам вынести хлам из квартиры; как кавказец уступает место в метро беременной женщине, в то время, когда люди российской нации предпочитают закрыть глаза, делая вид, что спят; как русский офицер прикрывает чеченского ребенка, получая при этом смертельные ранения; как украинец, у которого ветер на кармане бесплатно помогает на дороге, потому что просто помогает, потому что человек, как и все те, кто совершает человеческие поступки. Как тот, кто не лупит себя пяткой в грудь, размахивая паспортом РФ, крича, что он блядь живет в Великой державе и все козлы кругом, а молча помогает другим, подтверждая свою нужность этой стране поступками.

Есть избитая фраза: Бьют не паспорту, а по морде. Так и тут, судить надо по поступкам, а не национальности и принадлежности. Пусть будут все: русские, украинцы, белорусы, татары, евреи, узбеки, мордвины, хантыйцы и так далее, но пусть, прежде всего они будут людьми в полном смысле этого слова, а потом уже всеми остальными. Не ровняйте всех и не уровненными будете.

Padam... Padam...

Осенняя Москва утопает в серости, сырости и пробках. Грустные люди, скованные холодом, текут как кровяные тельца по венам города. Они разносят проблемы и дарят счастье, погружаются в дела, чтобы уставать, они все разные и в тоже время одинаковые. Солнце не светит уже много-много дней и от этого они печальны, свинцовые облака давят на них, заставляя озлобляться и раздражаться. Двери ближайшего вестибюля метро выплевывают людей, они как новорожденные дети выскакивают, осматриваются и куда-то бегут. Другие заходят в него и растворяются под землей. Круговорот жизни. Из колонок Эдит Пиаф с классическим французским акцентом выводит песенку про незатейливую мелодию. Неожиданно я получаю удар в заднюю часть машины и только чудом не влетаю впередистоящий автомобиль. Приглушаю музыку, включаю аварийные огни, поднимаю воротник пальто и выхожу из машины.

Девушка на Солярисе явно растеряна и напугана. Скорее всего «девственница» въехала в кото-то первый раз. Она выходит и осматривает разбитый перед своей машины. У меня тоже все невесело. Задняя дверь, бампер и так далее. Остается только удивляться, как на минимальной скорости она умудрилась причинить столько ущерба.
- Извините – вздыхает она.
- Бывает – достаю я телефон, понимая, что без Гайцев тут не разобраться.
- У меня КАСКО.
- Это хорошо – вызываю я повелителей жезла и свистка.
- Черная полоса какая-та – чуть не плачет она.
- Пройдет. Все в этой жизни пройдет, рано или поздно – улыбаюсь я.
- Просто задумалась и вот…- продолжает она зачем-то оправдываться.
- Думать это хорошо, это полезно. О чем думали, если не секрет?
- О том, что все наперекосяк и все надоело!
- Мне кажется, вы сгущаете краски. У вас знака нет? Надо поставить на дорогу. Я просто не могу открыть багажник.
- Да, конечно! – идет она и достает складной треугольник.
- Я помогу – отхожу я на несколько метров и устанавливаю знак – Первый раз? – возвращаюсь я к девушке.
- Угу – кивает она – Если не везет, то не везет во всем – у нее звонит телефон – Извините… - отходит она в сторону – Что? Что ты хочешь! Пошел ты. Ты достал меня, из-за тебя у меня неприятности. Сил моих уже нет тащить тебя… - отключила она телефон и уставилась вдаль.
- Снег, наверное, будет – посмотрел я на хмурое небо – Вы любите снег?
- Что? – повернулась она, в ее глазах стояли слезы.
- Снег любите? Белый такой…Фр-фр-фр. С неба падает – улыбнулся я.
- Не знаю – шмыгнула она носом
- Ну, что вы, в самом деле? Не конец же света случился. Всего лишь металл.
- Да, просто все одно на одно – ее губы начали дрожать, и мне показалось, что еще чуть-чуть, и она расплачется.
- Вы танцевать любите? - спросил я
- Не поняла? В каком смысле, танцевать?
- В самом прямом смысле! – улыбнулся я.
- Любила когда-то, но сейчас на это времени нет. Уставшая как лошадь приезжаешь с работы, приготовить надо, на утро собраться. Заваливаешься спать только к часу ночи, чтобы в шесть встать. Какие тут танцы, если только с подушкой.
- Отлично! Значит, вы согласны. Все равно гайцев ждать, поэтому можно потанцевать.
- Вы серьезно? – округлила она глаза.
- Вполне… - открыл я дверь машины и включил магнитолу на всю громкость, среди шума машин разнеслось: Падам… падам… падам… Я снял пальто и положил его на заднее сиденье.
- Вы сумасшедший? – удивлялась девушка.
- Не более чем вы. Тем более вы мне должны, то, что КАСКО не покроет.
- Что именно? – от грусти на ее лице уже не осталось и следа, там было искреннее удивление.
- Компенсацию за моральный ущерб. Так что подарите мне хотя бы танец? – протянул я ей руку
- Сумасшедший! Вы предлагаете посередине проспекта танцевать?
- Почему? Знаком мы отгородили себе небольшую площадку под танец, для вальса ее вполне достаточно – подошли мы к небольшому пяточку – И так на раз- два, я веду – приобнял я ее за талию и мы поплыли под звуки музыки по островку, отделяющему от потока машина и людей. Падам…падам неслось по проспекту, разрезая грусть и серость этого обычного будничного дня.
- Вы сумасшедший – улыбалась она.
- Вы уже улыбаетесь.

Кто-то из водитель сигналил и показывал большой палец, кто-то улыбался, качая головой в такт мелодии, но были и недовольные. Проезжая мимо из джипа высунулся мужик:
- Совсем охренели? Нашли место, уроды!
- Сам дурак! – улыбнулся я – Мы тебе не мешаем, проезжай… Поворот – развернул я девушку на месте.
- Придурки – закрыл он окно.
Мы не заметили, как подъехали гайцы, один из них вышел из машины и уставился нас.
- Инспектор минутку – крикнул я – Уже финал!
- Давайте, давайте – усмехнулся он.
С последними аккордами, мы сделали финальный поворот, я приклонил голову и поцеловал ее руку.
- Спасибо.
- Не за что – смеялась она.
Инспектор подошел к нам и представился.
- Вы, извините? Того? – показал он на воротник
- Нет. С чего вы взяли? – достал я пальто из машины
- То есть вы просто решили станцевать вальс на проспекте после ДТП?
- Да, а что тут такого? Не плакать же сидеть. С толком провели время, пока вас ждали. Смотрите, какая девушка довольная.
- Народ сошел с ума – вздохнул он - Документы ваши будьте добры.

Инспектор оформляет ДТП, она сидит и продолжает улыбаться. Он прав. Народ сошел с ума, сошел с ума в погоне за тем, чего нет. Сошел с ума, потому что нет такой вещи в жизни, которая заменит улыбку, и нет такой горести, с которой не справилась бы радость.
Москва захлебывается в пробках, народ течет по улицам и проспектам, с неба летит первый снег, ветер усиливается, а в воздухе продолжает звучать: Падам….Падам…. Падам….

«Жить».

Не могу не написать заметку про новое говнотечение от первого Анала и различных певцов ртом: Тиматей, Гагариных и прочих Лепсов. Я не будут пиарить пидерастов, ссылок на них и так, чуть больше чем до хера по всему Рунету. Я узнал об этом социальном проекте случайно! Звучит то как: Cсоциальный проект! От одной ебанутой знакомой, которая всегда в теме новых росссиянских трендов. Она вообще виртуоз хэштегов, королева соцсетей, и просто дура, которой заняться нечем, поэтому она делает по 1000 репостов в день и постоянно присылает какую-то муть. Вот одна из этих мутей оказалась в виде клипа на песню «Жить». Там, как я уже сказал выше, различные певцы ртом рассказывают, как охуенно жить в нашей стране. Геббельс с его пропагандой курит нервно в сторонке.

Я, честно говоря, хреново разобрался в чем суть этого социального проекта. Сука, аж передергивает от словосочетания: социальный проект. Потому что все социальные проекты в России – это один сплошной распил бабла. В шоколаде всегда только организаторы, все остальные остаются нищими, голодными и убогими. Раньше МММ делали, теперь социальные проекты клепают. Так вот, суть в том, что ты заходишь на сайт и пишешь свою историю, как тебе заебись жить, при этом ты не можешь написать, что жить то не заебись. Только позитив, только хардкор и Джигурда! Причем все истории, как под копирку. Посыл один тот же. Я приехал из Мухосранска, много работал и спасибо стране за то, что накопил на Мерседес. Теперь у меня Мерседес и все у меня заебись, спасибо партии за это, я люблю жить, хэштег и обязательный коммент про то, что клип воодушевляет. Ну, или я работаю манагером у меня двое детей, я их всех люблю, а еще люблю свою страну и жизнь! Дальше та же схема, клип, хэштег.

Положа руку на сердце, у меня есть знакомые, которые очень любят жить в нашей стране. И сразу скажу это не самые бедные, они даже не средние, они богатые. Дальше МКАДа или своих загородных дач с забором в три метра они не выезжали. Нет, конечно, заграницу катаются и так далее. Но они никогда не были на Дальнем Востоке, не умирали на дорогах Сибири, они не служили на Кавказе, они смутно представляют, что такое российский дом престарелых, они не лежали в наших больницах в которых из всего бесплатного только клизма. Они округляют глаза, когда слышат, что оклад у учителя может быть 8 тысяч рублей при коммуналке в 5 тысяч. И обязательно комментируют это словами: Ты чего пиздишь? Нет таких окладов! Путин сказал, что у нас средняя зарплата 30 тысяч, сиди и не пезди, пятая колонна.

Но дело даже не в этом. Не в том, что богатые товарищи решили стать еще богаче и сделать себе пиар. Этот пиар приурочили к трагедии 31-го числа, когда разбился над Синаем наш самолет. Дескать, этим клипом они поминают погибших и сопереживают родственникам. Лицемерие 85-го левла, то есть по их разумению песня про то, как жить заебись в стране, воскресит погибших. Они реально полагают, что этой херней они утешат, матерей, отцов, воодушевят их жить дальше без своих близких. То ли тупые, то ли заказные, то ли не от мира сего. Сегодня, например весь день, в сети, да и по ТВ наверняка, опять крутят фотки погибших, интервью и истерики родственников. Зачем? К чему все это, чтобы окончательно добить людей. И перепосты, перепосты, перепосты. Представьте на минуту, было бы вам приятно, если бы каждый год фото вашего погибшего родственника мотали бы по всей сети? С мимишными комментариями в стиле ой как жаль!

У нас в стране новый любимый тренд материть США, по поводу и без. Дескать, бездуховные они пожиратели гамбургеров. Сволочи, которые делают пиар на крови и зарабатывают на горе миллионов людей по всему миру. А, у нас не тоже самое делают? Малаховы и прочие товарищи, да и те, кто все эти перепосты делает, фактически потакают людям, которые пиарятся на крови. Мы, со своими неебическими духовными скрепами, Православными байкерами, самым гудяевским из всех гундяевских патриархов, ведем себя точно так же! Точь-в-точь. Вспомните теракт на марафоне в Бостоне? Все сети были забиты подобной поебистикой, которой сейчас забит наш Рунет.

Люди какие-то реально странные, они думают, что перепостом, хэштегом и прочей херней они кого-то воскресят, утешат, помогут. Да не поможете вы никому сидя ровно на жопе за компом! И это гордое: Я сделал репост песни, которая поможет! Звучит как я пернул в лужу, дивись честной люд, какие пузыри пошли! Чтобы помочь и вселить в кого-то надежду и жизнь. Чтобы людям действительно хотелось жить в этой стране и понимать, что в горе или беде они не одиноки, достаточно элементарного. Поднять зад и отвезти на выходных ненужные вещи в дом престарелых, детский дом и так далее. Тупо в магазине, помочь старухе поднести пакеты до подъезда, если вам по дороге, а не стоять и смотреть как она усирается под их тяжестью. Да, Господи, просто перестать толкаться как сумасшедшим в транспорте, уважая чужое пространство.

Любое, даже самое элементарное благое дело всегда лучше миллионов слов и песен, уж точно лучше миллиардов лайков и перепостов. Так что, больше дел, меньше лайков и пездежа дешевого.