January 5th, 2013

Французы бегут!

Потомки Наполеона в массовом порядке бегут в Россию. Нерезиновая теперь будет наводнена не только ЛКНами и гастерами, но и французскими промышленниками, актерами и певцами. Кто-то едет, из-за низких налогов для богатых, кто-то потому что «птичек, рыбок и слонов» жалко.

ЕДРО, властные структуры и люди, которые искренне полагают, что у нас все заебись, радуются, как дети, тычут заявлениями от ИНО в рожи «креативному» классу и кричат: «А у нас то заебись!». Так кому заебись то в России матушке? Давайте посмотрим.

В такие страны, как Россия приезжают: Если налоги в стране, где проживает богатый человек, повышаются и бьют по его карману, в результате старческого маразма (случай с Бардо), или если уровень жизни в стране откуда бежит иммигрант, в разы ниже, нежели в России (Узбекистан, Таджикистан и прочие гаста-страны). В нашей стране заебись только трем слоям населения: богатым , гастарбайтерам и ЛКНам. Первым, потому что платят мало налогов, можно купить кого угодно и делать, что угодно, вторым, потому что здесь лучше, чем на Родине, а третьим заебись, по причине того, что их очень любит власть, и дает нереальные льготы и денежные довольствия.

Обычным людям, так называемому среднему классу в России делать не хуя, потому что весь налоговый груз, все проблемы, вся бытовуха, ложится на плечи, именно данного слоя населения. Но именно он и поддерживает любое государство на плаву. Рядовой инженер, который в разы больше принесет пользы стране, нежели Депардье, при всем моем к нему уважении, в Россию не поедет. Потому что он здесь не сможет найти достойную его уровню работу, не сможет жить в стране, где тебя могут убить за коробок спичек, не сможет смириться с чиновничьим беспределом, и отсутствием какой бы то ни было законности.

Я всегда говорил: С деньгами можно жить везде, хоть в Афганистане. Найми себе армию и живи спокойно, торгуя героином и зарабатывая сотни миллионов. Без денег, плохо везде, как не крути. И есть еще один нюанс, про который забывают радостные комментаторы: «Тот же Депардье бежит нисколько сюда, сколько оттуда». А это очень не маловажный факт. Мы привлекательны для иностранцев, только когда их страны становятся для них не интересны, а это говорит не о величии, а скорее об ущербности.
promo top_lap january 15, 2014 18:49 14
Buy for 50 tokens
Офисное здание. Залетаю в вестибюль, на носу очень важная встреча, я итак опаздываю на 5 минут. Утро не заладилось, сначала Лав тупил на прогулке полчаса, потом пролил кофе на последнюю чистую рубашку, затем соседка выносила мне мозг по поводу полотенца сушителя, который у нее не работает. Все мои…

Ленина убрать, а Варламова туда положить!

http://zyalt.livejournal.com/696284.html

Сколько не читаю подобные размышления, всегда умиляюсь. Ну да, центр города, все дела, кладбище и бла-бла-бла. Когда об этом говорит человек, который нигде в Мире не был, ничего не знает, а просто клацает языком, ради того, что бы клацать я просто не обращаю внимания, но когда люди, которые побывали во многих столицах, храмах, церквях, соборах – пишут: «Пиздец только в России такое средневековье!». Я задаюсь вопросом? Вы там что делали? В номере отеля сидели и пыску дрочили?

Начнем с того, что во всех Европейских столицах в центре стоят соборы, в которых лежат мощи, а по -Варламовски кости в гробах. Это кости императоров, эпископов, полководцев и многих знаменитых людей, той или иной эпохи. Ну, если конечно они не нагадили при жизни Католической церкви. Такой же принцип был и в России, во многих храмах в центре города, лежат мощи князей, святых, царей и императоров. Все это обусловлено: во-первых, тем, что любой отпрыск царского рода, воспринимался изначально, как святой, во-вторых церковь, собор, храм были теми местами, которые не принято было осквернять и разграблять, по сему, там и хоронили те или иные царские останки. Большинство из них находится в центре, потому что именно центр города изначально был тем местом, где и происходит основная жизнь, и сейчас, кстати, тоже, самое – все прутся в центр.

Почему Ленин должен лежать в центре, тогда? Он что князь или царь, спросят сторонники слома мавзолея? Нет, он не царь и не князь, больше вам скажу, тот же Сталин гораздо больше подходит на роль помазанника Божьего, нежели Ленин. Потому что именно Сталин фактически амнистировал церковь. А Ленин в свое время, и после смерти, для коммунистов, для большевиков являлся Богом, не просто помазанником, сыном или братом, а самим воплощением Бога на Земле. И это вера, где партбилет, как крестик на шее, труды Ленина, как Библия, а его лик в углу, как икона, в своем роде религия. Хорошая, плохая, мы судить не можем, потому что в те времена не жили, да и кровь, которую пролили большевики, вполне сопоставима с той кровью, которую пролила церковь, за столетия своего существования. Но в любом случае, это была вера и вера сильная. Как писал Вольтер: Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать (Si Dieu n \'existaitpas, ilfaudrait I\'inventer). Так и тут, одного Бога, заменили другим.

Вы знаете, я всегда за справедливость. Поэтому, когда я слышу, что надо снести и вынести, я всегда говорю: выносите, тогда всех князей, всех митрополитов из соборов, храмов и церквей в центре города. У нас уникальная страна, и уникальный народ, а после трансформации мозгов в 91ом, он стал уникально тупым народом. Нам всегда нужно что-то сломать, причем ломать, мы любим то, что построили до нас, при этом, если раньше мы хотя бы строили, что-то новое, заменяя, то теперь мы просто ломаем. А нет, забыл совсем, строим, конечно же, бизнес-центры и торговые залы. Наверняка, такие «гениальные» личности как жид Варламов и жид Лебедев спят и видят, как сносят Мавзолей, а на его месте строят бизнес-центр или ставят огромную букву «М», соответственно.

Любое строение – это эпоха, каждая эпоха имеет свое название, современную эпоху несомненно назовут: эпоха «рефлексирующих мудаков». И как правильно подметели в комментариях, сломать лучше здание мин. с/х РФ, здание ГД, здание МВД, здание Мин. Обороны и так далее, причем ломать их надо прямо со всеми обитателями, во время рабочего дня. Пользы для страны, вагон будет, уверяю.